Logo

+7 (812) 703 41 90

Бизнес школа

Всех брать и не надо

газета «Новый Петербург», 1993 год

— И все-таки, Елена Юрьевна, чему именно следует учить?

— Что касается общей интеллектуальной подготовки, сегодня наша концепция состоит в том, чтобы каждому дать необходимый минимум знаний и каждому — полную, по полной схеме, с привлечением лучших специалистов возможность совершенствоваться в той области, к которой он чувствует наибольшее влечение. В сфере специальной подготовки — очень аккуратное, очень медленное, но не по верхам, введение в проблему. Наша задача — вырастить специалистов, способных увидеть проблему от вершков до корешков. В сфере дополнительного или нетрадиционного образования, интеллектуальной и личностной подготовки обязательны такие вещи, как логика, ТРИЗ, компьютерная грамотность, спорт, языки, русская история и история российского предпринимательства, вождение и, конечно, психология...

— Психология?

— Не психология как наука, а вещи более практические, то, что сейчас называют психологическим тренингом. Игротренинг, социально-психологический тренинг, креативный, личностный, лидерский — в общем, интенсивный психологический тренинг на протяжении всего периода обучения. Этот курс будет занимать у нас до пятнадцати процентов учебного времени.

— Так много?

— Да, и надо бы еще больше. Во многом именно тут, как говорится, и «зарыта собака». Вы посмотрите: к какому возрасту наш молодой человек начинает чувствовать себя социально зрелым и полноценным членом общества? Когда он научается общаться с любым как равный с равным, осознавать и отстаивать свои интересы не на уровне бунта и не в качестве нытика-вымогателя, а на уровне взрослого человека, имеющего и убедительно отстаивающего собственное мнение?

— Мне кажется, что со многими этого не происходит вовсе, а что касается молодых людей, выпускников ВУЗов... Я помню себя в двадцать лет...

— И я помню. А у наших выпускников не будет времени оставаться социально инфантильными до седин. Вы посмотрите на наиболее успешно действующих сегодняшних предпринимателей — это очень молодые люди.

— С Вами можно согласиться, и вместе с тем трудно поверить, что тренинг, а по сути дела — игра, может реально помочь стать уверенным в жизни, на пути к успеху.

— Ну, во-первых, тренинг — не такая уж и игра, это какая еще жизнь — умышленно обостренная, спрессованная, ужесточенная. Но Вы правы, конечно, в том, что без реального действия делу не выучишь: плавать лучше учить в бассейне, в том нет сомнения. И потому у нас тренинг — это все же «по второй программе», а «по первой программе» — натуральная жизнь, в которой ребята вынуждены принимать на себя реальную, в том числе и материальную ответственность. Обучение у нас, как вы понимаете, платное, и не так просто, например, решиться на то, чтобы уйти сегодня из государственной школы. Кроме того, у нас каждый оказывается вовлеченным в реальное дело, нужное не обществу в целом, скажем, сбор макулатуры, а конкретным людям — заказчикам. И оценивает каждого не учитель, а само дело. Учитель же выступает в роли консультанта, старшего и более опытного коллеги, партнера. Да и относимся мы к ребятам как к партнерам и соавторам. Кстати сказать, они уже сегодня очень многое берут на себя, избавляя нас от ряда хлопот. Так, если прошлая базнес-игра, в которой участвовали триста человек, на сто процентов обеспечивалась взрослыми, то июньскую, в которой будут участвовать человек 500, на 80% возьмут на себя ребята. Кроме того, такие вещи, как конституция, свод законов Бизнес-школы, компьютерная банковская система, тоже разрабатываются самыми ребятами, теми, чьи предприятия победили на конкурсных торгах.

— Предприятия? Конкурсные торги?

— Об этом — чуть ниже, а пока я хочу сказать о главном. Уже сейчас мы видим, как все эти занятия в Бизнес-школе влияют на ребят, повышают их ценность и значимость в собственных глазах. Как быстро они выпрямляются, учатся быть свободными и творческими! И, знаете, увидев их выступления на конкурсных торгах, я отчетливо поняла, что это уже не совсем те ребята, которые пришли к нам несколько месяцев назад, и впервые задумались над вопросами анкеты: «Кто ты?», «Какой ты?» и «Что привело тебя к нам?».

— И все-таки — конкурс?.. Скажите, Елена Юрьевна, на основе каких параметров вы отбирали ребят? Конкурс — это ведь всегда лотерея...

— Конкурс... И да, и нет. Конечно, мы не можем взять всех ребят, которые придут к нам. Отбор неизбежен. Однако, по моему глубокому убеждению, всех брать и не надо. Вернее, нужно брать всех, кому может сопутствовать успех в бизнесе. А таких набирается не более одного из десяти. Примерно на такие пропорции мы и выходим.

— Да, но одно дело — надеяться на успех в будущем бизнесе. Кто может судить об этом сегодня? Неужели сами ребята?

— Конечно, ребята. Мне понятна ваша неуверенность, потому что судить можно лишь о том, что знаешь, что пробовал, а бизнеса никто из ребят, как правило, вблизи не видел. Следовательно, и судить о своих возможностях в деле они могут лишь очень приблизительно. Задача наша состоит в том, чтобы дать возможность ребятам сформировать собственное мнение на этот счет... То, что вы называли конкурсом, продолжалось у нас больше месяца и состояло из десятка этапов, начиная от заполнения анкеты-заявления, включая психологическое тестирование, работу в малых группах, подготовку деловой игры и рефлексии-анализа. Но основание — это, конечно, сама игра.

— Возможность попробовать себя в реальном деле?

— Причем совершенно реально. Нашей задачей было дать ребятам возможность увидеть и почувствовать себя в мире бизнеса. Дать им возможность общаться с людьми из этого мира, начать свое дело, собрать свою команду, увидеть себя на фоне других (по силам ли тягаться?), пережить успех или неудачу и решить, наконец: мое дело — или не мое?

— И что, всех, кто решил — «МОЕ», вы взяли в школу?

— Вы знаете, есть разница между внутренним решением и внешними действиями. Мы просили всех, кто решил — «МОЕ», письменно выразить это свое решение в форме заявления о приеме в Бизнес-школу. Такие заявления подали 90 процентов ребят. Мы взяли 25 процентов. Каждый, чье решение разошлось с нашим, мог явиться с апелляцией. Состоялось примерно 60 таких встреч, из них десять-пятнадцать — с родителями. Приходилось объяснять, что родителей мы в Бизнес-школу не берем. Восемь ребят после таких бесед были все же зачислены, и мы об этом не пожалели. Разговаривая с остальными, кто не был принят, мы чувствовали, что внутренне они согласны с нами, но ребятам трудно было отказаться от своей мечты, выглядеть неудачниками в глазах родителей, друзей. Мы помогали им справиться с этим, говорили, что бизнес — не единственная сфера деятельности, помогали сориентироваться, приглашали на следующий конкурс. Думаю, что ошиблись мы не больше, чем в пяти-шести случаях, и следующий набор эти ошибки непременно исправит.

— Следующий набор — это ведь уже совсем скоро! И что надо делать, чтобы участвовать в нем?

— Пока немного. Подойти, по адресам, которые даны ниже, заполнить анкету и ждать приглашения на тестирование и встречу с педагогами...

— Кстати, ребят каких возрастов вы принимаете?

— Самому младшему, принятому на абитур-курс, 12лет, самому старшему — 23 года.

— Нужны ли для участия в конкурсе какие-нибудь документы и справки? Может быть, можно посоветовать ребятам, как лучше подготовиться к поступлению?

— Документов никаких не надо. Нужны головы и руки. Что же касается подготовки ... Что может помочь подготовиться к жизни вообще? Следует смотреть вокруг себя внимательнее, думать...

— Насколько я знаю, ваш конкурс будет платным для его участников.

— Да, и по сравнению с январем цены, видимо, возрастут. Наш конкурс — мероприятие коммерческое и весьма громоздкое. Одних психологов мы привлекаем целую команду, всего же будет задействовано более полусотни специалистов. Это необходимо. Для того, чтобы принимать обоснованные решения, мы о каждом ребенке должны составить определенное мнение. Причем тестирование и игра нынче — предприятия дорогостоящие.

— Будем считать, что ваша игра стоит свеч?

— Безусловно, стоит. Беседуя с ребятами и их родителями, мы увидели, что даже для тех, кому не удалось стать нашими слушателями, этот месяц не прошел даром. Они многие узнали о себе и о мире, нашли друзей, задумались, может быть, впервые о вещах, о которых не думали раньше. И потом, чего скрывать, наши дети не избалованы вниманием к себе, тесным общением со взрослыми. У нас же это получит каждый — и тот, кто выдержит конкурс, и тот, кто останется учиться в других школах. Итак, мы будем ждать будущих бизнесменов!


Личное мнение директора Морозовой Елены Юрьевной. Интервью и статьи.