Logo

+7 (812) 703 41 90

Бизнес школа

Из книги: Мы учим мечты сбываться!!!

издательство «Образование-Культура», 2004 год

Я никогда не знала, сколько я хочу зарабатывать. Сначала, я зарабатывала очень мало. Почти сразу после 11 класса, я стала жить самостоятельно. Училась на вечернем, работала, почти сразу, года через 2 после окончания школы, у меня появилась дочь — Катя.

Зарплаты тогда, и вообще-то были маленькие, а у меня и совсем маленькая. Без образования-то. Я помню, как получала 80 рублей — зарплата лаборанта в НИИ Экспериментальной медицины. И как в день зарплаты, я покупала себе что-то такое, для души. Совсем-совсем дешевое.

Мне не хотелось зарабатывать, скажем 200рублей , или 1000. Я почему-то совсем не думала про деньги. И даже про вещи. Как правило, мне хотелось не что-то иметь, а что-то делать. Может потому и иметь что-то было не очень важно. Некогда! Иметь стало важно потом, опять же, для дела. Книжку, еще и еще одну, возможность посетить семинар. Очень дорогой и в другом городе. Потом, мобильный телефон, компьютер. И на это у меня всегда находились деньги.

Я помню, как впервые купила банку кока-колы. Раньше мне казалось, что это ужасно дорого и вообще, непозволительная роскошь. Я стояла перед магазином и понимала, что если пойду внутрь, искать что-то из того, что покупала обычно, стоять в очереди, пробивать в кассу, то не успею дописать статью, а дописать ее важно. И я купила колу в дорогом ларьке у входа в магазин. И еще я помню, как впервые поехала на такси. Поездка на такси — это были большие деньги, а я все еще работала в НИИ, правда уже за 120 руб. Помимо НИИ, я вела уже у себя в квартире несколько детских групп. Учила детей чтению. По собственной методе. Возможно, это были первые такие курсы в С-Пб. По крайней мере, я тогда еще ни о чем подобном ни разу не слышала. Я придумала их сама. Когда учила дочку читать, и когда понадобились деньги для защиты диссертации — машинистка, поездка в Москву к рецензенту — удовольствие не на 120 руб.

Я стояла перед остановкой автобуса и ужасно страдала от того, что должна терять время на ожидание и долгую, нудную дорогу. Мысль о такси пришла внезапно. Она была совсем не из моей жизни. Но я ей обрадовалась. Такси обещало лишний час, а то и больше полезного времени. С тех пор, я больше никогда не пользовалась общественным транспортом... Забавно, если бы я ездила на метро, возможно, все в моей жизни сложилось бы иначе.

Когда я думала о будущем, даже еще в школе, я никак не называла этого будущего. И себя в будущем. Ни «врач», ни «юрист», такие названия были для меня как бы тоже из мира вещей, покупок. Купил (заработал, выиграл) табличку «инженер». Как-то не было для меня в этом ценности. Мне не хотелось ничего извне. Я выбирала состояние. Хорошо помню картинку, которая виделась мне иногда — я почему-то в белом халате, в компании людей — молодых, увлеченных, умных — я сижу, почему-то на столе, качаю в воздухе ногой и МНЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО!

Мы спорим. Кто-то рисует схемы на доске, потом мы их стираем, рисуем опять и не замечаем как бежит время. Я помню только выражение своего лица. Не снаружи — как оно выглядит, а изнутри, как чувствуется. Помню мышечное ощущение выражения заинтересованности, сосредоточенности, внимания, такого, очень острого интереса. И ощущение огромного удовольствия от того, что происходит. Я ничего не представляла себе о том, где я нахожусь. Но мне страшно хотелось такого будущего. Мне почему-то казалось, что это может быть физическая лаборатория или обсерватория. И я стала поступать на физфак на астрономию. К счастью не поступила. Но уже три года спустя, была просто потрясена «застав» себя в той самой позе и в том самом состоянии. В лаборатории отдела нейрофизиологии института экспериментальной медицины. В статусе лаборанта. И даже в белом халате.

До этого был год жизни в Мурманске и учеба в электротехническом ПТУ, работа лаборантом кафедры статистики в ин-те им. Лесгафта, год жизни за полярным кругом и работа учителем физкультуры в тамошней средней школе, Рождение дочери.

Вы не поверите, но все это — не говоря уже о дочери- тоже было интересно. Я сама все это выбирала не смущаясь ни расстоянием, ни тем, как это кому понравится. И не оставалась ни дня там, где оставаться не хотелось. В ПТУ я с удовольствием и почти тем же чувством, что мерещилось мне в детстве делала зубило и собирала силовые электро -щиты, в том числе и при монтаже электрооборудования мурманского аэровокзала, там же, в Мурманске, меня даже выбрали членом райкома комсомола. Правда там, мне не очень понравилось. Оглядываясь назад, я понимаю, что ни в какой момент времени я не задумывалась конкретно о том, куда я иду, но, в то же время, ни один зигзаг в моей жизни не был лишним. Все они были логичны и для чего-то нужны. Я до сих пор не понимаю, откуда была во мне смелость проделывать все это, включая и рождение дочери в 19 лет, и до сих пор благодарю судьбу за то, что никто мудрый и знающий как надо, не лишил меня возможности совершать эти зигзаги.

Институт я закончила только 4 года спустя, после описанного озарения, еще полтора года спустя я защитила диссертацию по нейрофизиологии, год спустя, я ушла из института, а еще через год появилось то, что скоро стало называться «Взмах».

С тех пор, я занималась разными делами — преподавала детям и взрослым, строила свою школу, училась психологии и психотерапии, вела всевозможные группы и тренинги, писала статьи, училась и учила бизнесу. Если серьезно, то я не знаю, как мне себя называть. Кто я!? Что у меня за профессия. Но когда бы и чем бы я ни занималась, в моей жизни всегда было то самое состояние, которое мерещилось мне в детстве. Я и сейчас часто делаю то, чего не очень люблю или на что не нашлось других охотников, но ни одного дня в своей жизни, ни раньше, ни теперь, я не занималась тем, что мне не нравится. Чем я не хочу заниматься. И хотя не всегда я носила белый халат, я благодарна себе за то, что решалась хотеть именно того, чего мне хочется, а не того, что считается верным и всегда делала все необходимое для того, чтобы эти желания исполнялись. Часто оказывалось, что достаточно, просто, не останавливать себя.

Я, пожалуй впервые соединяю эти кусочки своей жизни воедино. И впервые нахожу в них именно такой смысл. В реальной жизни, все это не выглядело целостным и не имело под собой никакой смысловой или теоретической платформы.

Когда я беседовала с преподавателями претендующими на то, чтобы работать в нашей школе, я искала в их глазах активный, живой интерес. Острое, любопытное желание это делать. Тогда я не говорила ни себе, ни им таких слов. Но я спрашивала, а что Вам больше всего нравится преподавать? Какой век? Какую эпоху? Каких авторов? Какие курсы? И всегда удивлялась, видя их удивление. Часто они отвечали, да какая разница, что вам-то надо. Тогда я теряла к ним интерес.

Первые люди, которые работали в нашей школе, за минимальным исключением, не были учителями. Зато, им было интересно с детьми. Они с удовольствием учились на наших же курсах педагогов и мечтали стать преподавателями английского, экономики (представляете, экономики!!! 15 лет назад), ЭВМ, игротренинга. У нас даже в одной из песен строчка такая есть "" ... а предмет себе выбирай любой!«" И люди выбирали, кому что нравится. И это никому из нас не казалось странным. Такие подобрались люди. И еще, все эти люди страстно хотели сделать свою школу. Такую, в которой не будет так, как было в наших собственных «детских» школах, не будет так, как в тех НИИ, в тех организациях, в тех лабораториях, откуда они ушли. Мы страстно хотели сделать свою организацию. Свою школу. Где все будет так, как хотим мы. По уму.

То чего хотели мы, было абсолютно из области фантастики, как та банка колы или то такси в 87 году. Но, если вдуматься, и так же просто. Просто, надо было не останавливать, не ограничивать себя. Это тоже фраза из нашего тогдашнего фальклера «надо себе позволить!»

И мы позволяли себе! Оставаться на работе до 12 часов ночи, вместе с малолетними детьми, которым все это тоже страшно нравилось, вопреки упрекам еще не успевших привыкнуть мужей, вопреки страхам родителей и легкому презрению, как к слегка ненормальным, всех нормальных окружающих. Мы позволяли себе взять на себя ответственность не имея ни здания, ни лицензии (мы тогда и слова-то такого не знали), позволить детям, которые пришли к нам и не хотели уходить, назваться 11, а был случай, и 12 классом и проучившись год, сдать выпускные экзамены в частной школе, за год до того, как в стране появился закон о частных школах. Мы позволяли себе, мечтать о собственном здании! Те кому сегодня 40, могут понять, как, даже не несбыточна, а нелепа была тогда эта мечта. Почти также, как и мысль о том, что совсем не обязательно водить ребенка в государственную школу. И то, что в школе может быть хорошо и интересно.

Самое удивительное, что все эти мечты потихоньку сбывались. Я одновременно, и поражалась и совсем не удивлялась тому, что это происходило. 11 класс получал аттестаты и (все до одного!) поступал в ВУЗы, появлялись сначала многочисленные помещения, а потом, и собственное здание, мы не только получали лицензию, но и проводили всесоюзную бизнес-смену в лагере орленок, организовывали грандиозные деловые игры и зарубежный летний лагерь. Я помню, что говорили наши родители, когда мы впервые собрались в Болгарию. Не помню уже в каком году. К тому моменту, мы уже не раз успели их удивить, они уже, казалось бы, научились с уважением относиться к нашим планам, но тут они абсолютно уверенно махнули рукой. Это у вас НИКОГДА не получится. С тех пор, мы побывали с детьми во всех странах, о которых догадывались мечтать.

Теперь я знаю, что это называется «видение» и сама часто использую этот термин, но когда, несколько лет назад все в нашей жизни, будто как-то притормозилось, мне понадобилось немало времени, чтобы понять — наши мечты были не достаточно дерзкими, чтобы обеспечить 15 лет успеха подряд. Время от времени, надо делать паузу и находить внутри себя новую мечту.

Самое главное, что должны сделать воспитатели для каждого ребенка, это обратить его взор извне, вовнутрь. Научить интересоваться не только тем, что снаружи, но и тем, что внутри. Научить, относиться с доверием, уважением и вниманием к собственному внутреннему миру. Нет, мы не вырастим так эгоистов и себялюбцев. Люди, которые чутки к голосу собственного сердца, не обидят и другую живую душу. Но дело даже не в этом, дело в том, что только сверяясь с очень чутким внутренним камертоном, можно понимать истинный смысл внешних правил и запретов, можно строить отношения в которых нет зависимости и насилия, можно работать не за страх, а для себя, и что самое главное, можно найди, действительно свою, истинную судьбу. Нужно только помочь ребенку понять, что его мечта — это не то, что снаружи, а то, что внутри его.

Несколько лет назад, одна из наших выпускниц, Маша Ревзина, как-то спросила меня, «Вам, наверное, приятно, когда Ваши выпускники добиваются чего-то значительного!?» Помню, как я задержалась с ответом. Что-то в этой формулировке не давало мне согласиться. Что-то было не так. Позже я поняла, мне приятно не тогда, когда достигают значительного, а когда достигают того, чего хотят. Важен не масштаб, важно исполнение мечты! Они очень разные, наши выпускники. И совсем не удивительно, что среди них и руководители и бизнесмены, и врачи и актеры, и социологи и юристы, и дизайнеры и частные преподаватели. У каждого из них, совершенно свое, отличное от других представление о счастье. И об успехе. Замечательно то, что для них, совершенно естественно хотеть для себя и счастья и успеха. И совершенно не сомневаться в том, что у них есть на это право и что они совершенно точно своего добьются!


Личное мнение директора Морозовой Елены Юрьевной. Интервью и статьи.