Дверь моего кабинета всегда открыта – я считаю, что так и должно быть

Интервью, 2004 год

Морозова Елена Юрьевна. Родилась в Ленинграде в 1959 году. Училась в Институте физической культуры им. Лесгафта. Работала в НИИ экспериментальной медицины. Кандидат биологических наук. Работала в Школе творчества методистом по организации эксперимента. В 1987 году организовала детские группы раннего эстетического развития «Рикки-Тикки-Тави». В 1988 году основала школу «Взмах». Является сертифицированным гештальт-терапевтом и психодраматистом.

Я училась в разных школах. Потом, уже во взрослом возрасте, начав заниматься психологией, поняла, что почти ничего не помню из своего школьного прошлого. По мере профессионального роста вспоминала какие-то фрагменты, но это отсутствие воспоминаний было для меня шоком. Сейчас я, конечно, что-то компенсирую, работая в этой школе. Находиться здесь мне гораздо приятнее, чем в той школе, где я училась.

Что должно оставаться в памяти после школы? Друзья должны оставаться. И взрослые, которым хочется подражать. Такие взрослые люди, на которых можно смотреть и думать: «Я буду таким же». И еще такое радостное ощущение, что я могу, что у меня получается, и что я с каждым годом и с каждым разом становлюсь сильнее.

Дверь моего кабинета всегда открыта — я считаю, что так и должно быть. Мы же не просто школа — мы бизнес-школа. И очень важно, чтобы вся изнанка нашей работы, весь наш бизнес были видны детям. Так в крестьянской семье маленький ребенок с детства учился корову доить — его не надо было этому учить специально. Дистанция между мной как директором и ребятами 7-11 классов, которые будут директорами через 10-15 лет, должна быть такой, чтобы они могли разглядеть, что это за зверь такой, директор.

Я руковожу школой, работаю гештальт-терапевтом, оргконсультантом. Сейчас мне чертовски интересно все, что касается управления персоналом, в том числе творческим коллективом. Ведь школа — это удивительно интересный и сложный коллектив. Это театр, дизайнерская студия и что-то еще в одном флаконе. Это люди, которыми практически невозможно управлять.

Мне кажется, что хороший результат — это когда не хор, а джаз. Когда управляешь чуть сильнее — меньше имеешь возможности получать какие-то индивидуальные голоса, индивидуальные решения, а как только все пускается на самотек — тут уже каждый дудит в свою дудку, и не получается ничего общего.

Ведению бизнеса, как мне кажется, нужно учиться на практике. Возникает задача, возникают варианты ее решения, возникает какой-то опыт, этот опыт анализируется, и вырисовывается в некий индивидуальный стиль. А учиться впрок — это невыгодно.

Частная школа должна быть честной

Если родители хотят, чтобы учеба в школе не стала для маленького человека тяжелым бременем, они должны избавиться от советских заблуждений.

Частные школы, или негосударственные образовательные учреждения (НОУ), появились в Петербурге в начале 1990-х. За это время появилось и было разрушено множество мифов, связанных с частными школами. Главный из мифов: НОУ — школы для «новых русских», где те покупают своим детям аттестаты.

Конечно, сложности у частных школ есть — и несовершенное законодательство, и проблемы лицензирования и аккредитации, и сложности в отношениях с городской администрацией. Но главная трудность побеждена. Частные школы перестали восприниматься как учреждения для богатых лентяев. Выбирая школу для ребенка, родители тоже должны расстаться с несколькими устойчивыми мифами.

Один из них: школа — второй дом. Дом у ребенка один, а школа живет по другим законам. Школа — это дело, и нужно, чтобы оно стало любимым.

Подобно тому, как дом один, мама тоже у ребенка одна. Не нужно доверять той учительнице, которая хочет стать детям второй матерью. Работа учителя достойна уважения, требует такта и ума, но это не значит, что учителя должны заменить родителей.


Школа «Взмах». О нас пишут.